Трагедия в стиле милитари. Уроженка Кавказа убивает своих детей

Абсолютная темнота — космическая, вырванная из времени и пространства. И посреди этого странного кусочка Вселенной, который, кажется, существует, не изменяясь тысячи лет, расстелен огромный ковер. Это все осталось от мира Медеи, дочери царя, которая некогда жила в белоснежном дворце в конце кипарисовой аллеи.

По сюжету трагедии она предала своего отца и убила родного брата, чтобы помочь герою Ясону украсть золотое руно. С тех пор прошло уже десять лет, в течении которых она скиталась по свету вместе со своим возлюбленным, разделяла с ним тяготы походов и билась на равных с врагами «как брат с братом». И вот они остались с одной телегой, с нянькой и двумя детьми на пустоши возле Коринфа.

Медея предстает пред зрителями в черной обтягивающей майке и штанах в стиле милитари. По версии вахтанговцев, она — женщина-воин, неистовая в любви и ненависти, с низким грудным голосом, переходящим в хрип. Как говорит она сама в одном из монологов, ей лучше было бы родиться юношей Медеем и не любить Ясона, а биться с ним. Впрочем, их любовь — это итак битва, битва титанов не на жизнь, а на смерть.

Классический текст Еврипида переосмыслил французский драматург Жан Ануй, именно он сделал Медею дикаркой, уроженкой загадочного Кавказа, для которой возможно все или ничего. Этот текст был написан в 1948 году. Но сегодня, когда возникла проблема мигрантов и настороженного отношения к ним в обществе, этот текст приобрел еще один смысл. Местные жители боятся и обходят стороной Медею так же, как и сейчас встречают переселенцев из восточных стран. Впрочем, главное здесь, конечно, вечные темы.

-  Чтобы менять мир, не нужно быть богатым: Омск продолжает голосование за номинантов в «народные герои»

— Для нее существует любовь, а человек без любви, засохшее растение. Если он не испытал любви, не борется за нее, ему не понять Медею. Наверное, мы не можем любить ее, но нем есть за что ее уважать.

Так оправдывает свою героиню актриса, но здесь для нее нет прощения. Особенность всех греческих трагедий в том, что все уже предопределено. За выбор, сделанный однажды, придет расплата. За убийство брата и предательство собственной страны боги приготовили Медеи саму страшную кару, которую только можно вообразить. После десяти лет счастья Ясон решил оставить свою жену.

И после прочтения оригинального текста может создаться впечатление, что он поступает так только лишь потому, что ему так выгодно — в Коринфе дочь царя влюбляется в него. И Ясон может сменить тяжелую участь бродяги на сытое и спокойное житье во дворце. Но образ, который исполнил Георгий Антипенко, оказался гораздо глубже. Его решение выглядит не как предательство, а как попытка спастись. Жизнь с таким накалом страстей изменила его. Он уже не герой, а просто усталый, измученный мужчина, который больше не любит, а главное, не понимает свою жену. Он хочет мира, она – войны. И каждый день превращается в пытку.

Я не играю какого-то древнегреческого парня. Я играю самого себя. В моей жизни тоже такое было. До трагедии, конечно, не дошло, но было тяжело. После таких ролей сложно отходить чисто психологически. Это одна из причин, почему я больше не снимаюсь в сериалах. И вообще считаю это бесполезной тратой времени, а Жан Ануй — это серьезный драматург, таких сейчас не так уж и много, и в таких текстах мы находим ответы на свои вопросы.

-  LIVE: День города онлайн

Один из них — почему светлое и прекрасное чувство может превратиться в ненависть. Любовь становится для Медеи наказанием, страшной зависимостью, она не в силах отпустить Ясона. И, она понимает, что физически удержать его она уже не может. Решает навсегда остаться в его памяти. И свой портрет там она рисует кровью — она отравляет новую невесту своего мужа, ее отца и убивает своих собственных детей.
Одним из самых серьезных достижений греческого искусства было то, что убийства женщин и детей никогда не показывали на сцене. Это считалось слишком легким способом вызывать слезы у зрителей. Герои просто говорили об этом. И в этой постановке Медея макает в вино два белых полотна и они безжизненно повисают у нее не руках, заливая кроваво-красным цветом ее одежду.

А это и есть главная особенность работы театра им. Вахтангова — говорить всегда новым современным языком, свободным от пыли штампов и стереотипов, но при этом доносить суть и дух того литературного произведения, с которым они работают. Это Еврепид? Да. Это Жан Ануй. Да.

И еще одна особенность — об этих спектаклях хочется долго спорить и говорить.

фото предоставлено пресс-службой театра

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля